Александр Кузнецов: «Кубок РФС выиграли по делу!» 07.12.2015

Александр Кузнецов: «Кубок РФС выиграли по делу!»

Директор Академии «Динамо» им. Л.И. Яшина дал интервью информационно-аналитическому изданию Футболревю.рф, в котором рассказал о Кубке РФС среди команд премьер-лиги, российских футбольных школах, увольнении Дмитрия Хомухи из «молодежки», Бубнове и телекомментаторах, а также о студенческом футболе и легендах сборной МГУ.


- Александр Юрьевич, Вы только что вернулись с турнира, расскажите, что это были за соревнования?

- Да, мы были в Сочи на Кубке РФС среди команд Премьер-лиги. Иными словами, это было первенство России для старшего возраста, и нам удалось там выиграть первое место. Это очень большой успех. И для имиджа клуба, и для имиджа академии – старший возраст, выпускной год – это визитная карточка работы за определенный период времени. Ребята - молодцы, они не только выиграли первое место, но и получили право на следующий год участвовать в юношеской Лиге чемпионов. Впервые в истории. Я сам выпускник динамовской школы. И не припомню, чтобы в советские времена был подобный успех. Обсуждали эту тему и с Александром Васильевичем Новиковым – нашим прославленным ветераном. Он тоже не припомнит, чтобы такая победа была.

- Получается, что школа прогрессирует. Много ли претендентов на то, чтобы заиграть на высшем уровне?

- Команда, которая выиграла сейчас первенство России, составлена из игроков 98-99 годов рождения и практически целиком тренируется с дублем. А многие уже и в основном составе молодёжной команды играют. Девять человек – кандидаты в сборную своего возраста. Вообще, сейчас молодёжная команда «Динамо» на 99 процентов состоит из игроков академии разных лет.

- Не так давно в Вашей академии работал испанский специалист, продолжаете сотрудничество?

- Знаете, наша академия куёт не только футбольные, но и тренерские кадры. Наш испанец Хуан Луис Мартинес Гарсия сейчас работает, ни много, ни мало – в мадридском «Реале». За четыре года, которые он у нас провёл, он проделал очень большую работу. Он привил всем командам и тренерам современные футбольные качества. Обратил внимание на те факторы, которые не так явно раскрывались до его приезда. И сейчас очевидно, что все наши команды играют в одинаковой манере, прослеживается единый игровой почерк. Это футбол, который основан на контроле мяча, на точных, обостряющих передачах, на активном прессинге. И это приносит успех не только в плане голов и очков, но и качественно обогащает футболистов, которые в этот футбол стремятся играть.

- Не жаль было отпускать такого специалиста?

- У нас, к счастью, не получилось так, что он уехал и прервал на полуслове свои наработки. За 4 года он выстроил систему – создал сформировавшуюся программу, которой мы пользуемся. Она существует в цельном виде. И теперь, несмотря на его отъезд, тренеры продолжают работать по его программе. И большинству из них эта идея по душе. Потому что и тренеры, и игроки видят результат. Еще раз повторюсь, он виден не столько в голах, сколько в прогрессе, который ощущает и команда в целом, и отдельные игроки. Те наработки, которые испанец оставил, используются очень продуктивно.

- И давно он в «Реале»?

- С минувшего августа.

- Взамен хотите кого-нибудь пригласить или пока будете пользоваться оставленным багажом?

- Как я уже сказал, наработок хватает. Так что необходимости искать кого-то по объявлениям у метро нет. Но всё равно должна существовать структура методическая. Пока она строится на том багаже, который испанец оставил.

- А другие академии в России идут похожим путём?

- В «Рубине» сейчас испанский специалист, в «Краснодаре» – сербы работают, в ЦСКА до недавнего времени аргентинец был, а до него – голландец. В «Зените» тоже голландский специалист есть. Все эти пути, которые выбирают профессиональные клубы, – они индивидуальны. Но на каком-то этапе требуется, чтобы был никем не аффилированный человек, знающий своё дело и способный убрать «анархию и партизанщину», которая временами проскакивает. И у нас она проскакивала. Я считаю, что мы с этим справились.

- А можно более подробно и конкретно про «анархию и партизанщину»? Что Вы имеете в виду?

- Я, может быть, жестко выразился. У нас, например, было такое, что тренер с одним возрастом работает по одному принципу, а другой тренер со следующим возрастом - совсем по иной системе. Не было, так скажем, преемственности. Я сам был свидетелем, как у одного тренера не было плана на тренировку, и он давал упражнения спонтанно.

- Это, наверное, наследие 90-х так сказалось?

- Разумеется. Большой провал получился в этот период. В том числе и в «Динамо» была тяжелейшая ситуация. И финансовая, в том числе. Многие футболисты, которые заканчивали играть, и могли бы стать детскими тренерами, выбирали другие пути. Потому что ценник зарплат тренера достигал 70 долларов. Я это хорошо знаю, потому что папа мой, когда закончил играть, работал тренером, и зарплата у него была именно такая. Конечно, это не оправдывало никаких ожиданий. Всё это привело к тому, что очень много появилось шарлатанов. Это было просто убийственно для детского футбола. А между тем, детский тренер в советское время – это было престижно. Это была серьёзная площадка для дальнейших тренерских успехов. И это была нормальная практика, когда человек брался за молодёжь в том клубе, где сам играл.

- Хотелось бы коснуться еще одной не очень приятной темы. Это неудача нашей молодёжки в отборе к чемпионату Европы под руководством Дмитрия Хомухи. В некоторых спортивных СМИ появились намёки на то, что не все игроки хотели ехать в сборную. Вы что-то об этом слышали?

- По отношению к футболистам «Динамо» это исключено. Никогда я, например, не слышал, чтобы Гриша Морозов или Рома Зобнин, или Дима Живоглядов, или Саша Ташаев отказывались. Они всегда были в этих юношеских сборных. Для них, и для «Динамо» это почётно. А вообще, это давняя проблема. Но она касается только тренеров. Потому что игроки из сборных приезжают в разном состоянии: одни - чрезмерно уставшие, другие, наоборот, не сыграли, и выпали из тренировочного процесса. А ведь главная подготовка идёт именно в клубах. И есть целый ряд примеров, как футболисты никогда не привлекались в юношеские и молодежные сборные, а потом становились звездами на уровне основных сборных и даже на европейской арене. Есть и тысячи обратных примеров – все сборные юношеские человек прошел, а в большом футболе не заиграл.

- Часто доводилось слышать про московские школы: «Привожу сына на просмотр, а там не пойми что происходит. Внимания не уделяют совсем и т.д.», что на это скажете?

- Я могу говорить только про академию «Динамо». У нас такого нет. И логика тут железная – ни один тренер не откажется от хорошего ребенка. Если мальчик выделяется, тренер должен вместе со мной и с селекционерами, которые за это отвечают, сделать всё, чтобы ребёнок оказался у нас. Что касается внимания, то для каждого возраста есть определенные регламентарные нормы количества часов, и больше трёх раз в неделю шести-семи-летние ребята не могут тренироваться. Соответственно, становясь старше, они тренируются больше. Так что всё то, что детям необходимо, они получают. Другое дело, что родители не всегда знают специфики. И им кажется, что если ребёнок будет тренироваться каждый день по восемь часов, то он станет суперфутболистом. Конечно, нет. И сейчас очень много частных школ открывается. И мы даже на одном стадионе какое-то время с одной такой известной частной школой делили часы. Все смеялись над тем, что там происходит. И мы знаем, что тренер той частной школы пытался нас очернить - якобы «Динамо» там ерундой занимается, а вот у меня тренировки так тренировки. На самом деле, всё это шарлатанство и блеф - честное отнимание денег у родителей. И самое интересное, что родители готовы эти деньги давать. И чем больше, тем лучше. Как в анекдоте. Они считают, что если больше платят, ребёнок больше получает. На самом деле, очевидно, что на этом фоне у нас одни плюсы. Мы денег не берем, предоставляем бесплатно обучение, экипировку, поездки на сборы, на турниры и так далее.

- А вот по поводу занятий – шанс есть у всех или отсеивание жесткое?

У нас профессиональный футбольный клуб. У нас нет образовательных функций, нет функций массового социального характера. У нас футболисты должны быть отобраны. У нас в уставе прописано, что на каждую позицию в каждом возрасте должен быть футболист, конкурентоспособный для  молодёжной команды. Другое дело, что это не всегда получается. Но процесс ротации и отсеивания идёт постоянно. И практика показывает, что из тех ребят, которые были набраны в 7-8 лет, остаётся не более 10-ти процентов. Потому что появляются новые игроки, идёт селекционная работа.

- Как быстро дети осознают, что попали в условия отбора и конкуренции?

- Практически сразу осознают. Но процесс воспитания в них динамовцев достаточно кропотливый и сложный. Слава Богу, нам есть чем гордиться. У нас богатая история. Есть персоналии, футболисты высочайшего уровня прошлых лет, на примерах которых можно строить воспитательную работу. Далеко ходить не надо – Лев Иванович Яшин, чьё имя носит академия, – один из тех самых примеров.

- Игроки часто ломаются при переходе из подающих надежды в профессионалы. Как им можно помочь?

- Это действительно происходит, и у меня на этот счёт своё мнение. Но главное – нужно понимать, что нет рецепта общего, который к каждому под копирку можно было бы применять. Обстоятельства, которые приводят к тому, что футболист «погибает», всегда разные. Это и высокие зарплаты, и менталитет наш – когда человек достиг определённого уровня, он считает, что жизнь удалась, и дальше ничего не надо делать. А футбол этого никогда не прощает. Каждый шаг, особенно в начале карьеры, он должен быть подготовлен. И не только на самом футбольном поле, но и в соблюдении режима – питание, сон, отдых – это все очень важно. А в 17-18 лет им бывает обидно, что жизнь проходит мимо – начинаются ночные клубы, машины, девочки. Плюс возможности у них больше, чем у сверстников, которые в университетах учатся. Футбол отходит на второй, а то и третий план. И тут же следует наказание. Бывает, из-за травм карьера ломается, а есть еще один момент – у каждого футболиста свой потолок мастерства. То, что легко давалось в юношеской команде со сверстниками, при переходе во взрослый футбол может не работать.  Вот и не выдерживают конкуренции.

- Часто доводится  сейчас от тренеров слышать, что родители стали более требовательными к тренерам. Это так?

- Каждому родителю думается, что его ребёнок – самый лучший в мире футболист. У тренеров чаще всего другое мнение. Бывает, что мальчик слабый – нельзя себе представить, чтобы он играл в основе своего возраста, а у родителей – какие-то неуемные фантазии и мечты. Но мы в корректной форме пытаемся объяснять, что тренерам как профессионалам виднее, что есть конкуренция, и на данный момент – вот этот мальчик сильнее их сына. Чаще всего мы задаем родителям один и тот же вопрос – вы кто по профессии? И когда отвечают, что инженер или биолог, мы говорим, что не советуем им как цветы скрещивать.

- Опять же по слухам. Бывает, что в ситуациях, когда мальчик не тянет, родители пытаются тренеров подкупить. Доводилось, например, слышать подобную историю про братьев Березуцких — якобы их отец оплачивал всей команде сборы и поездки на турниры, чтобы его дети играли в основе.

- Конкретно про братьев Березуцких я вам могу точно сказать. Потому что они 82-го года и занимались в «Торпедо», а мой отец тренировал этот же возраст в «Динамо». Они часто пересекались на соревнованиях, и Березуцкие – и Лёша, и Вася были на ведущих там ролях. Однозначно. Это я очень хорошо помню. У моего отца даже была идея – выйти на руководство, и сделать так, чтобы ребята перешли в «Динамо». Более того, были даже попытки это сделать, но что-то там не сложилось. Так что я, конечно, допускаю, что папа Березуцких оплачивал какие-то поездки на турниры, может даже всей команде. Но это делалось вовсе не для того, чтобы его сыновья играли в основном составе.

- А вообще, в целом, такая практика существует в каких-либо школах?

- Наверное, есть богатые родители-спонсоры, которые готовы ради своего сына кормить всю команду. Возможно, это практикуется, но точно не в «Динамо». Мы финансовую помощь готовы, конечно, принимать, но только не от родителей.

- Кстати, о родителях. Ваш отец был известным футболистом. Вы пошли в футбол по своей воле или выбора не было?

- Сколько себя помню, не возникало никаких сомнений, что пойду в футбол и конкретно в «Динамо». Так что, как только появилось объявление о наборе, я благополучно отобрался. Вообще, то, что мой папа был игроком сборной и заслуженным мастером спорта, даже немного мешало. Потому что все вокруг говорили, что у меня из-за этого точно карьера сложится. Меня это раздражало. Потому что я не из-за папы был на ведущих ролях в своей команде и в сборной Москвы, и призывался в юношескую сборную СССР. И у самого папы из-за этого были неприятные моменты. Потому что встречались люди, которые намекали, что его сын якобы добивается успехов благодаря авторитету отца.

- А почему в итоге не сложилась карьера игрока?

Четыре года я отыграл в дубле «Динамо». В определенный момент, стало понятно, что пробиться в основу московского «Динамо» не получится. Появились предложения из других динамовских команд – «Динамо-Махачкала», «Динамо-Брянск», но я отказался. Сказал, что если в главном динамовском коллективе не получается, не буду пытаться заиграть через вторую лигу. Тут еще надо учесть, что у меня были серьёзные проблемы с обоими голеностопными суставами. Мне предлагали операцию – хотели поставить искусственные связки. Я посоветовался с отцом, он сказал, что я потеряю эластичность суставов, а это очень важно для владения мячом. Так что операцию я отверг. А дальше дошло до того, что подготовка к сезону начиналась с января, а в сентябре я уже практически выбывал из строя, потому что нагрузка на голеностопы была такая, что я их согнуть не мог. Я понимал, что на высоком уровне с такими проблемами я точно не заиграю. Вот и пришлось заканчивать.

- Это серьёзный поворот в жизни. Что делать в такой ситуации?

- После того, как я озвучил решение, папа со мной два года не разговаривал. И что делать, я не знал. Но у меня были какие-то другие способности. Так что пошёл учиться. Закончил факультет журналистики МГУ. Пошел дальше учиться – закончил американские финансовые курсы. Потом курсы психологии прошел.

- А на жизнь в таких условиях хватало? Учитывая, что отец перестал с Вами общаться?

- Тогда была хорошая стипендия – около сорока рублей. Это, примерно, как 20 тысяч сейчас. Я её не всегда, правда, получал. Но были и времена, когда даже повышенную получал. Ну и папа с мамой помогали. Отец давал денег, хоть и не разговаривал со мной. К тому же я находил подработки и поигрывал за деньги в любительских командах. В «Люберцах» у меня даже зарплата была довольно неплохая. Кстати, университетская команда очень приличная тогда была. В сборной МГУ было немало тех, кто ещё недавно играл в футбол профессионально. Были выпускники запорожского «Металлурга», несколько динамовцев, включая меня. Воспитанник ЦСКА – Олег Денисов, который впоследствии стал суперваратарём в мини-футболе. Так что в первенстве Москвы мы были среди лучших. Хотя среди прочих там выступала команда Института физкультуры (нынешний РГУФК), для которого футбол – специализация. А по России мы, бывало, в тройку входили. Университетская команда в то время по уровню была сопоставима примерно с 10-й командой второй лиги.

- Кстати, насколько я знаю, Денисов, как-то нестандартно играл в вузовских командах?

- Да. Когда в МГУ проводились внутренние соревнования – между факультетами, он играл в нападении. Причём, очень полезно – много забивал мячей. Мы с ним как раз вместе на журфаке учились, так что я это хорошо помню. А вот на первенстве вузов – он в воротах играл. Хотя иногда, когда было нужно, выходил и там в нападение, и тоже забивал. Могу сказать, что Олег был интересным нападающим. А когда мы уже заканчивали учиться, появился в команде Аркадий Белый. Он тоже впоследствии стал известным футболистом. У меня на эту тему, кстати, интересный спор вышел с главным тренером сборной МГУ Владимиром Тихоновичем Ряховским. Хороший, кстати, мужик, я его всегда с теплотой вспоминаю. Как-то после игры он ко мне подошёл, и сказал, что мы должны «режимить», относиться к делу со всей серьёзностью, и не собираться после игр, чтобы попить пива. Я ему на это ответил, что тут уже все завершили с профессиональным футболом, и играют исключительно для души. На что он мне сказал: «А вдруг для кого-то это стартовая площадка»? Я тогда очень сильно посмеялся. А оказалось, что он прав был. Денисов и Белый в итоге в мини-футболе заиграли на самом высоком уровне. Возможно, он тогда их и имел в виду.

- Вот Вы говорите, что получали иногда даже повышенную стипендию. А остальные футболисты как учились?

- На самом деле, все нормально учились. Вот, например, Андрей Митин – он чемпион СССР в «Спартаке» и кандидат исторических наук. Сейчас в РФС работает.

- Что не так сейчас со студенческим футболом?

- Я не очень хорошо с ним знаком сейчас. Но я знаю, например, что университетское поле, на котором мы играли, и которое было очень качественным, сейчас в непонятном состоянии.

- А знания, полученные на журфаке, Вам пригодились? Доводилось интервью, например, брать?

- Я мог бы его взять, но не доводилось. А когда был в бизнесе, и возглавлял одно предприятие в Подмосковье, сотрудничал с журналом 2х45. Там главредом был Миша Строганов – тоже профессиональный в прошлом футболист, а теперь – профессиональный журналист, который тоже учился на журфаке. Я писал в этот журнал аналитические статьи. Так что как футбольный журналист, имел все шансы состояться, но для меня это было, скорее, хобби. Какое-то время сотрудничал с сайтом «Арбитр», куда тоже выкладывал свои изыскания.

- Тогда я воспользуюсь возможностью, и спрошу Вас как футболиста и журналиста одновременно о работе нынешних комментаторов. Как оцениваете их труды?

- Не хочу никого обижать. Но давайте представим, что человек, который всю жизнь был, например, историком, и начинает рассуждать, например, о качестве нефти. Наверное, на специалиста по нефти это не произведёт впечатления. В этом плане особенно интересно наблюдать за теми, кто становился комментатором на твоих глазах. Кто приходил к микрофону зелёным пацаном, и не бельмеса не понимал, что такое футбол, а затем вырос до бубнового туза.

- Вы сейчас это выражение случайно использовали или специально подобрали?

- Бубнова я ни в коем случае не имел в виду. Это совсем другая история. Он футболист. Хоть многие его воспринимают с иронией, но он специалист. Я Александра знаю давно – он профессионал. Другое дело, что его оценки иногда очень резкие. Наверное, не стоит так публично высказываться. Должна быть обтекаемость какая-то, особенно если человек популярен. А что касается комментаторов... Если ты не играл на высоком уровне, сколько не пыжься, все равно не приобщишься к этой касте. Хотя некоторые комментаторы сейчас и рассказывают, что играли в суперкомандах. Но я знаю, практически про каждого из них, кто где играл и играл ли вообще. Когда общаешься с людьми высшего футбольного полёта, все равно видишь в их глазах снисхождение. В тех же ток-шоу это заметно. И там же, кстати, всегда «радует», когда приглашают хорошего специалиста, и вместо того, чтобы дать что-то ему сказать, на его фоне начинают разглагольствовать. Зададут вопрос и, не дослушав ответ, начинают сами на него отвечать. Когда люди смотрят, им интересно узнать мнение Кобелева, Карпина или Черчесова, а не то, что журналисты между собой изо дня в день обсуждают. С другой стороны, я понимаю, что это профессия, и она необходима. Потому что это часть футбола. И я не из тех, кто выключает звук, когда идёт трансляция. Хотя иногда понимание футбола от комментаторов оставляет желать лучшего. Например, выходит нападающий на линию штрафной и бьёт по воротам, но не попадает. Комментатор, который никогда не играл в футбол, кричит, что надо было давать пас в этой ситуации. Он не понимает, что нападающий в такой ситуации мяч никогда не отдаст. Потому что линия штрафной – это для него как сигнал, что надо угрожать воротам. А человек сидит в комментаторской и советует условному игроку сборной Англии, что ему надо было вправо отдать. Это смешно, и таких примеров много.

- Вернёмся к Вашей карьере. Вы закончили университет, закончился и футбол, что думали в тот момент? 

- Ситуация была трудная. Я ведь всегда представлял, что буду сначала футболистом, потом тренером, женюсь, и будет у меня двое детей. В итоге всё рухнуло. Из того, о чём я мечтал, я осуществил только две вещи – я женился, и у меня двое детей. Когда я понимал, что стереотипы рушатся, была некая тревога. Но в то же время, когда я закончил университет, мне знакомые предложили бизнесом заниматься.

- Это какие годы были?

- Это был 92-й год.

- И бизнес был без криминала?

- Без. Это была фирма по недвижимости, и я довольно неплохо зарабатывал. Потом, когда конкуренция на этом рынке возросла, фирма сменила курс и начала заниматься банкротствами, которые тогда только раскручивались. А затем уже стал директором предприятия в Подмосковье. Но оно впоследствии закрылось. Какое-то время я не унывал, но вскоре стал нервничать. Предложений никаких не поступало, а средства к существованию были нужны. И в этот момент позвонил Олег Денисов. Он сказал, что наш общий знакомый Дмитрий Александрович Иванов сейчас работает в структуре «Динамо», и ему нужны люди. Правда речь сначала шла о хоккее, потому что Иванов был исполнительным директором хоккейного клуба. Мы встретились, пообщались и расстались. А затем пришло сообщение, что он стал генеральным директором футбольного клуба. Спустя неделю-две он мне позвонил, и пригласил сюда работать. За что я ему очень благодарен.

- Как у глубоко динамовского человека хотелось бы у Вас спросить о тех временах, когда в клубе было засилье португальцев. Что это было?

- А это вот как раз времена «партизанского отряда», как я их называю. Не было четкой стратегии, не было понимания, куда дальше двигаться. Были шарахания из стороны в сторону, которые усугубляла не лучшее финансовое ситуация. В эпоху Николая Александровича Толстых – первого президента «Динамо» - я прекрасно  помню, какие у него были проблемы. У него просто не было денег. Манеж вынуждены были закрыть для детей и открыть там рынок. С этих денег пытались как-то сохранить и содержать команду. Затем начались волны - деньги появились, пришли одни люди, деньги кончились – пришли другие… Менялись тренеры, каждый из которых говорил, что этих набирал другой специалист, мне они не нужны, надо покупать новых. И в то время все удивлялись, почему каждый год перед стартом сезона у некоторых команд в графе пришли-ушли по 20 человек. Конечно, такие вещи не приносят успеха ни клубу, ни футболу в целом.

- Тем не менее, удавалось и к медалям «Динамо» приводить.

- Ну, медали пришли в 2008. Тогда всё сложилось удачно. Тренер Кобелев и президент Иванов друг друга прекрасно понимали. И на поле был мощный треугольник в центре Данни-Хохлов-Семшов. Это футболисты высокого уровня, обклеенные со всех сторон молодыми ребятами. Тогда как раз Кокорин начинал играть, были Комбаровы и Антон Шунин.

- Имеет ли шанс сильный тренер молодёжных команд стать главным? Или Силкин – это исключение?

- Сергей Николаевич – опытный и сложившийся специалист. Несмотря на то, что он только однажды блеснул как главный тренер. Он до этого уже и исполняющим обязанности был. Плюс он очень много работал  в дубле. А пришёл сначала в школу. И один из его воспитанников, кстати, у нас сейчас тренером работает. И я в начале нашей беседы не договорил – мы не только футболистов готовим. У нас работали Сергей Матвеев и Михаил Галактионов, которые потом неплохо себя в сборных разных возрастов проявили. Александр Точилин и Александр Новиков – наши прославленные ветераны – их пригласили работать в Динамо «Санкт-Петербург». С командой 98-го года, которая выиграла Кубок РФС, кстати, Точилин работал. Кирилл Новиков — это сын Александра - и Дима Лукошкин сейчас трудятся в молодёжной команде. Так что преемственность идёт. Ну а Хуан Луис Мартинес, как я уже говорил, вообще в «Реал» ушел.

- А откуда он пришел, кстати?

- Сначала он был методистом в «Барселоне», а затем перешёл тренером в «Эспаньол» и оттуда – к нам. Так что стартовая площадка для тренеров в детских школах сейчас существует. У нас много интересных специалистов, которые могли бы на любом уровне работать. Другое дело – вопрос доверия. Сначала нужно заявить о себе, выиграть что-то на юношеском уровне.

- Тогда и завершим беседу вопросом о Вашем недавнем успехе. Расскажите немного подробней, как команда 98/99 выступила на Кубке РФС? 

- Когда мы ехали туда, то понимали, что главными претендентами на победу будут ЦСКА, «Спартак», «Локомотив», «Динамо», «Рубин», «Краснодар» и «Зенит». Так в итоге и оказалось. Мы попали в группу с «Зенитом», и получилось, что он из этой группы не вышел. Затем мы обыграли «Мордовию» и «Рубин», а в финале победили «Локомотив» – 3:2. Там было много специалистов, которые внимательно следили за матчами, и все они в один голос отметили, что турнир мы выиграли по делу.



Возврат к списку



Новости

  • 02.12.2020 21:10:00

    Три футболиста 2002 года рождения продлили свои трудовые соглашения с клубом

    читать дальше →
  • 02.12.2020 21:00:00

    Динамовцы под руководством Алексея Шерстнёва провели матч против «Ротора»

    читать дальше →
смотреть все новости →